alexvadim (alexvadim) wrote in afisha,
alexvadim
alexvadim
afisha

Categories:
МЕТАТЕАТР АЛЕКСЕЯ ХВОСТЕНКО
Фотографии Валентина Тиля Марии Самарина
«Билингва», 3 февраля – 5 марта. Вернисаж 3 февраля в 19.00.




Выставка «Метатеатр Алексея Хвостенко» представляет 50 фотографий Валентина Тиля Марии Самарина, сделанных с 1982 по 2004 год. Основной блок фотографий – девять спектаклей, которые Хвост поставил в Париже, и в которых нередко выступал как актер. Затем - концерты в Париже и последний концерт 19 ноября 2004 года на Пушкинской,10. И, наконец, похороны 4 декабря 2004 года в Москве. Если песни Хвоста - поэта, барда, художника, скульптора - хорошо известны, его театральные постановки представляются в России впервые. Валентин Самарин специально приедет на вернисаж из Парижа. Будет показан французский фильм о театре Хвоста.

Фотограф Валентин Тиль Мария Самарин вырос ленинградским вундеркиндом, в эвакуации закончил четыре класса за один год, поступил в инженерное училище, перешел на физмат университета, оттуда в мореходку, вернулся в университет на философский, служил в армии в Германии, закончил педагогический и театральный. В 56-м году организовал дискуссию о Пикассо на площади у Русского музея, за что впервые попал в ГБ, а четыре года распространил листовку о нарушении свобод в СССР, и почти на два года угодил в страшную тюремную психушку на Арсенальной улице. Там он понял, что момент художественного видения мира может идти вне его реального изображения, что послужило в будущем основой его философии «арт-санки». Увидев балеты Леонида Якобсона, заворожившие своим синтетизмом, Тиль понял, что прямая фотография не передает тайн движения и человеческого присутствия, и отошел от нее. Его метод «спонтанной фотографии» подразумевал не только отсутствие контроля при съемке, но и «максимум степеней свободы» при печати кадра. Ни один из отпечатков нельзя повторить.
Тиль Мария Самарин прослыл необычной фигурой даже на эксцентричном фоне ленинградского андеграунда 70-х. Он стремительно появлялся на вернисажах «второй культуры» и фотографировал, высоко подняв камеру над головой. В точно таком же качестве переместился в 81-м в Париж, где продолжил снимать балеты, портреты и пейзажи местной богемы. Вместе с Хвостом Тиль организовал не один художественный скват (первым опытом была церковь Кирилла и Мефодия в Питере), а затем и русский клуб «Симпозион». «Хвост очень любил театр, - говорит Самарин - недаром учился на Моховой. Он сам писал пьесы, сам их ставил и сам в них играл – атмосферу я в какой-то степени передал в своих фотографиях. Его театр существовал в условиях сквата, участники иногда были профессионалами, но чаще, благодаря его способности работать с актерами, проявляли таланты люди, которые никогда ничего не играли. «Иона», «Пир», «На дне» по Горькому, который он называл рок-опереттой, фантастический спектакль «Розовый террор» - о смене поколений, с которым столкнулась сейчас цивилизация. Это был философический террор, не имеющий никакого отношения к террору нынешнему, но довольно страшный, террор входящих в жизнь молодых девчонок и парней. Он много раз предлагал мне играть, я отказывался – там надо было кого-то еще изображать, я сам по себе. Тогда он говорил: «Изображай самого себя!». А Толстый умудрялся на полную катушку играть две роли в «На дне»: слесаря и хозяина ночлежки. Для меня большая радость, что люди, пришедшие на выставку, много увидят и почувствуют».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments